Back to Written Stories

image of author

Не было неожиданностей

Albert Shekhter's story posted on June 17, 2012 at 3:44 pm. Albert emigrated from St. Petersburg, Russia to New York, United States in 1996

Я приехал в 1996 году  из Санкт-Петербурга. Мне было тридцать шесть.


 Почему вы и ваша семья решили эмигрировать?


 Это очень простой вопрос. Мы всегда хотели уехать. У нас появилась возможность, и мы эмигрирвали. Я женился где-то три с небольшим года до этого. У нас уже была дочка. Она родилась в 1994 году. У нас появилась возможность. Мы получили визу, купили билеты и приехали. А решили- потому что хотели.


 Расскажите немного о вашей жизни до эмиграции?  -Кем вы работали? Чем занимались?


 Я учился в институте, и я закочил имел degree мастер technology. Я работал по специальности kak  Программисt.


 Трудно ли было принять решение об отъезде?  Легко.


 С какими трудностями вы столкнлись, когда подали документы на отъезд?  Ну, трудностей реально не было. Совсем. Мы подали документы и получили паспорт. Но это были какие-то такие формальности. В эти детали, я думаю, можно сейчас не вдаваться. Мы спокойно всё получили. У нас были трудности в Американском посольстве, потому что, не все документы у нас были. Мать моей жены, у неё не было birth certificate.  У неё был паспорт, у неё было много документов, но original birth certificate у неё не было. Она родилась в другой стране, в Казахстане. Вот. Она родилась во время войны, и потом, так сказать, когда она вернулась снова в Украину из Казахстана, все документы она получила, а что случилось с её original birth certificate, she had no idea. A этот документ потребовался в американском посольстве, и нам пришлось сделать так называемый запрос в Казахстан, чтобы они это всё прислали. Это заняло несколько месяцев, поэтому тут был такой маленький glitch. Но otherwise всё было очень просто.


 Какой вы представляли Америку? Совпало ви Ваше представление об Америке с реальностью, которую вы увидели, сойдя с самолета?


 Я даже не помню. Ну, примерно, да. Меня ничто, собственно говоря, не удивило ни в какую сторону - ни в лучшую, ни в худшую. Когда мы сошли с самолёта, было очень много снега. Да, это было неожиданно, но не более, чем это. Мы приехали, когда был… Ну, вас, наверное, здесь не было в 96-м году, когда много снега выпало. Как в прошлом году. Помните снег? Вот тогда было примерно то же.


 Вам не нравилось жить в России?


 Не нравилась - это не совсем точное слово. Я просто считал, что мне и моей семье, моей дочке, моей жене будет лучше здесь. Я знал, что они здесь будут safer, лучше во всех смыслах. Это не вопрос.


 Что явилось для вас полной неожиданностью?


 Не было неожиданностей. Меня ничего ни удивило.


 -Потому что вы уже привыкли к культуре США? Или…  Я не знаю, почему. Может быть, и были какие-то… Я был взрослый человек. Мне было 36 лет. Я был не очень молодой, совсем не очень старый и I had no problem.


Вспомните какую-нибудь смешную историю, которая произошла с вами в первые годы жизни в Америке. Что-нибудь, о чем вы сейчас вспоминаете с улыбкой?


 Я могу рассказать, была хорошая история такая.  Наверное, это был 1997 год, значит, дочке было три года. Мы жили в Бруклине, не в этом районе, в другом. В Манхаттен ездили на трейне. И она уже разговаривала и по-русски, и по-английски. Ну, знаете, каждый год проходит выставка. Cat show. Однажды я её повёз на выставку кошек в Madison Square Garden. И мы с ней ехали. Воскресение было, не так много народу в трейне. Я с ней сидел в трейне. Жена тоже была. И шёл Afro-American. И вот моя дочка, три года, она подошла, и, это самое спросила на чистом английском : "Why do you have a black face? I don’t like it" В тот же день вечером мы ей обьяснили, что это неправильно, так нельзя спрашивать. Вечером, когда мы вернулись, я и жена сели с ней. "Дина,  это не очень хорошо, так нельзя говорить. В Америке да и вообще. So next time, когда мы с ней ехали, она подошла к другому и "Oh, you have a black face, I like it!"


 Бывали ли моменты грусти, отчаяния?


 У меня никогда. Ситуации бывали разные, но реально - никогда.


  -Случалось ли схватиться когда-нибудь за голову и подумать: "Боже, что я наделал?! Зачем я сюза приехал?  Не бывает.


 Трудно ли было найти работу? Новых друзей?


 Непросто. Непросто. Хотя уже первая работа была по специальности, 55 тысяч на ней платили, но это было непросто. Ну что, недостаточно хороший английский язык, прежде всего. Это, может быть, какую-то более простую работу найти проще. Работа professional всегда было непросто найти. Особенно людям, которые не имеют, так сказать, американского прошлого... Друзей не ищут. Ты живёшь,ты встречаешь каких-то людей, у вас возникает там, взаимная, симпатия, интерес. Я не знаю, люди, с которыми мы сейчас общаемся, или я там общаюсь, кого-то вот я знал ещё в Санкт-Петербурге, тут какие-то знакомые стали нашими друзьями. С несколькими людьми, с которыми я общаюсь, я здесь познакомился в силу разных обстоятельств. Ну, вобщем, как везде.


 Изменились ли ваши привычки? Ваш взгляд на мир?


 Думаю, что не особенно. Нет, просто некоторые вещи я знал, скажем, не так хорошо, сейчас я лучше в них разбираюсь, но,,, даже не знаю. Просто мне было тридцать шесть, потом мне было сорок, сорок пять, пятьдесят. Конечно, человек больше о чём-то узнаёт, больше задумывается. Но это не связано было с переездом. Это с естественным взрослением было связано, скорей всего. Просто когда есть опыт тут и там, человек, конечно, смотрит шире на вещи.


Можете ли вы вспомнить момент, когда вы впервые почувствовали себя полноправным жителем этой страны?


 Наверное, когда уже начинаешь работать, и это такое наиболее полное ошушение. Я никаких других ощущений, в общем-то, не имел, но когда у тебя есть работа, у тебя есть, где жить, ты знаешь, что ты можешь себе позволить, когда у тебя всё понятно, ты себя прекрасно ощущаешь. Я просто не могу сказать: я не помню, чтобы я как-то по другому себя ощущал. Но в приципе, для того, чтобы человек обычно ощущал себя нормально в новом месте, у него должна быть, ну, либо деньги, либо работа - это крайне желательно иметь. Просто понимаешь, к чему стремишься. Знаешь свои права, знаешь, что они всегда защищены, по большому счёту. Фактически, почти сразу. Я не помню: возможно, в самом начале было незнание чего-то, но это никоим образом на меня не давило, не сказывалось на моём ощущении. А ребёнок точно всегда себя чувствовал нормально. Ей было два года, три года, четыре. Она просто жила. Никаких негативных ощущений у неё не было. Я помню, когда я первую работую имел уже, я также, как и два года после этого, и три, и пять, и десять. Ну с какой-то может быть разницей не более того. -Она сейчас чувствует себя как Американка?


 Конечно, очень давно.


 Вы часто вспоминаете своё прошлое или наоборот стараетесь его забыть?


 Я не стараюсь забыть. Я практически не вспоминаю, потому что я даже много, чего как бы и не помню. У меня настолько много информации в моей ежедневной жизни, поэтому я уже часто забываю. При всем при том, что у меня очень хорошая память, в принципе.


 Знаете ли вы и члены вашей семьи об истории еврейской эмиграции из СССР?


  Я знаю, конечно


-Об отказниках?


 Я их видел, когда они только… Тридцать лет назад я их видел, когда они были отказниками реально. Семья моего приятеля. Их дети, он и старший брат были здесь в Филадельфии. Его родители были в Ленинграде тогда ещё. Это, конечно, я знаю. Я и сейчас встречаю людей, которые были отказниками в Киеве 10 лет. Это реально. Это так и было, потому что советская власть использовала всякий excuse. Мне было 20 лет, и я этих людей видел. Двадцать - двадцать пять. Моя дочка не знает, а я знаю.


-Что вы знаете о борьбе американского и европейского еврейства за предоставление советским евреям свободнго выезда из СССР?


 Но это то же самое.


 Повлияла ли эмиграция на вашу еврейскую идентификацию?


 Практически, нет. Так же, как я себя идентифицировал там, так я себя идентифицирую и здесь.


 Кем вы себя ощущаете сегодня: амерканцем? Евреем? Русским? Советским? Или всем понемногу?


 Я русский еврей, живущий в Америке, американец. Я very proud, что у меня Russian heritage и Russian-jewish heritage, но всё altogether.


 Что бы вы хотели сказать Вашим детям и внукам? Какое напутствие им дать?


 Никакое. Ну, просто пусть живут, занимаются тем, чем им нравится. А если они нуждаются в каком-то specific advice, they're always welcome. У меня очень умная хорошая дочка. Я ей могу дать advice, когда она меня спросит, но она в приципе всё делает более не менее правильно.


Interview is conducted by Sooji Kim, Columbia Class, Fourth year Russian.


0 Comments