Back to Written Stories

image of author

The streets of Vienna

Galina Briskin's story posted on September 14, 2012 at 9:38 am. Galina emigrated from Moscow, USSR to San Diego, United States in 1979

Waiting for American visas Russian Jewish immigrants were supposed to stay in Austria for ten days and then approximately for a couple of months in Italy. HIAS helped the immigrants with food and lodging as the Soviet Government allowed them to exchange rubles only for $85.00 per person. This episode from the G.Briskin's book 'Optimistka" gives the idea of how immigrants adapted to the difficult conditions in a new world. 


"Полине нравилось одной ходить по улицам Вены. Этодавало ей больше возможностей наблюдать за прохожими,останавливаться перед красивыми архитектурным изданиями и памятниками старины. Но тут возникала проблема не заблудиться. Поэтому она постоянно смотрелана названия улиц, чтобы запомнить, как ей вернуться в отель.Однажды в полдень она остановилась на перекресткеМариачилфер Штрассе, задумавшись, в каком направлениией повернуть к гостинице, когда к ней неожиданно подошел приятный на вид мужчина лет шестидесяти. Он обратился к ней на немецком языке. Полина не поняла его и спросила,говорит ли он по-английски.


—Могу ли я вам чем-то помочь?— спросил он с приятнымевропейским акцентом.


—Нет, спасибо,— вежливо ответила Полина по-английски.


—Я смотрела название улицы, чтобы вспомнить дорогу в гостиницу, где мы остановились,— и она приветливоулыбнулась незнакомцу


.—Вы, наверно, русские эмигранты. Мне бы очень хотелосьс вами поговорить. Это мой бутик. Давайте зайдем и выпьемпо чашечке кофе. Я бы хотел выслушать вашу историю.Полина даже не успела поблагодарить его за приглашение, как он открыл перед ней двери модного бутика, в окна которого она только что заглядывала. Полина следовала за ним, завороженная его умными красивыми глазами и приятными манерами. Он подвел ее к небольшому мраморному кофейному столику в углу магазина и придвинул элегантное современное кресло. Букет из роз и хризантем в хрустальной вазе приятно благоухал навесь магазин, создавая уют и впечатление благополучия.


—Отдыхайте, дорогая незнакомка, а я сейчас вернусь с кофе. Между прочим, нам не мешало бы познакомиться. Меня зовут Давид. Полина с неловкой от смущения усмешкой протянула ему руку и назвала свое имя. Давид покинул ее, пообещав вскоре вернуться с кофе. Полина с интересом стала осматривать помещение. Это был шикарный бутик с женской одеждой, вероятно, лучших дизайнеров мира. По крайней мере, ей так казалось. Она никогда не видела ничего подобного. И где ей было увидеть? Это было ее первое знакомство с Западным миром. Сладкий запах дорогих духов заполнял воздух, придавая этому месту какой-то особенный шик. Полину также поразило, с каким спокойствием и терпением молодые элегантные продавщицы разговаривали с немногочисленными покупательницами. ‘Видно, это место для богатеньких’ ,— подумала Полина. Ее новый знакомый не заставил себя долго ждать. Он вскоре вернулся с серебряным подносом в руках, поставил его на кофейный столик, разлил кофе в две маленькие кофейные чашечки из тонкого фарфора и предложил Полине попробовать маленькие бисквитики. Затем удобно устроился в своем кресле и приготовился, по мнению Полины, к долгому разговору.


—Я Давид Левитский. Как ваша фамилия?


—Я Полина Ласкин,—ответила она с улыбкой, подражая его тону.


—Вы эмигрировали с семьей?


—Да, с мужем и двумя дочками.— Она заколебалась,стоит ли сообщать что-то еще, но его большие красивые глаза выражали искреннее любопытство и сочувствие. Интуитивно Полина чувствовала доверие к этому незнакомцу с первого мгновения их случайной встречи, и она добавила:—Мой муж доктор и ученый в области медицины. Он приглашен работать в одном из Калифорнийских научныхинститутов. Полина заметила глубокую печаль на его лице. Он задумался на мгновение и затем произнес дрожащим, как показалось Полине, голосом


:—Я потерял свою семью во время войны. Нацисты убили на моих глазах мою жену и двоих детей. Я чудом уцелел. Я женился снова много лет спустя на замечательной женщине, но у меня больше не было детей. Я хотел бы познакомитьсяс вашей семьей. Разрешите мне пригласить вас всех к нам на обед. Что если я заеду за вами завтра и заберу вас к нам домой? Моя жена Дора будет счастлива познакомиться с вами. Где вы остановились?-Полина назвала ему гостиницу.—Я никогда не слышал о такой гостинице. Но не беспокойтесь. Я найду ее. Дайте мне адрес на всякий случай. Я заеду за вами завтра в 6 часов вечера. Договорились?


Полина, обескураженная этой неожиданной встречей,кивнула головой в знак согласия.


—Неудивительно, что он не слышал о нашем отеле,—думала она по дороге домой.— Он, вероятно, известен только русским эмигрантам и проституткам, которые вечно толпятся в вестибюле отеля. Полина была очень возбуждена от встречи с Давидом. Было неожиданно встретить в чужой стране человека,который так искренне заинтересовался судьбой русскихэмигрантов и пригласил ее семью на обед в свой дом спустя несколько минут их знакомства. Она тут же подумала,возможно ли было бы такому случиться в ее стране, где встреча с незнакомым иностранцем могла грозить слежкой и заключением в тюрьму. Ей не терпелось скорей поделиться новостями со своей семьей. Полина и все члены семьи были готовы к шести часам.Она заметно нервничала, во-первых, из-за того, что не была уверена, что Давид найдет их в этом отеле и, во-вторых, от естественного сомнения, было ли все это реальностью, или Давид просто потешался над ее наивностью. Ровно в 6 часов она услышала детские голоса в коридоре. Она открыла дверь номера и увидела Давида, с трудом подымающегося на последнюю ступеньку. В отеле не было лифта, и он еле поспевал за группой мальчишек из русских эмигрантов,которые с радостью от нечего делать вызвались проводить его до номера доктора Ласкина. Рыжий мальчуган с тысячами веснушек на очень подвижном лице увидел Полину в дверях и, указав пальцем на нее, спросил Давида:


—Эта та женщина, которую вы ищете?— Он спросил по-русски, но Давид понял его. Увидев Полину, он воскликнул:—Спасибо, мальчики. Вы мне так помогли. Я, пожалуй,никогда не нашел бы ее без вас,— и он хитро подмигнул Полине. Опустив руку в карман, достал пригоршню мелочи.— Вот ваши честно заработанные чаевые. Мальчишки не поняли ни слова, что он им сказал, но с большим энтузиазмом набросились на свой первый заработок в иностранной валюте. Давид смотрел на них с доброй улыбкой. Вся эта сцена развеселила Полину. Мальчуганы все еще толпились вокруг смешного незнакомца, но Полина пригласила его зайти в номер. Она заметила, как у Давида изменилось выражение лица, как только он вошел в комнату. С побледневшим лицом и дрожащими губами он старался сдержать слезы, заполнившие его большие красивые глаза. Ему, видимо, стоило большого усилия взять себя в руки,успокоиться и поприветствовать Андрея и девочек. Полина оглянулась вокруг, чтобы понять, что его так взволновало.Она постаралась взглянуть на все его глазами. Картина была мало привлекательной. Кровати, сдвинутые вместе, как большие нары, чемоданы, набросанные один надругой, открытые коробки, скопившиеся в одном углу, а главное—веревки с бельем, подвешенные над кроватями. Гость был явно под впечатлением от увиденного. On Протер свои еще влажные глаза белоснежным носовым платком и,наконец, произнес:—Для меня большая честь приветствовать русского ученого. Добро пожаловать в свободный мир. Наверно, это явилось главной причиной, почему вы покинули вашу родину. Мне повезло случайно встретить вашу очаровательную жену, и я постараюсь, чтобы ваше короткое пребывание в Вене было приятным и запоминающимся. Андрей поблагодарил его за теплые слова и в душе согласился с женой, что Давид производил впечатление очень доброго и к тому же сентиментального человека".


http://www.amazon.com/Optimistka/dp/B009E6NN7S/ref=la_B0089P6W5A_1_3?ie=UTF8&qid=1349297540&sr=1-3


0 Comments