Back to Written Stories

image of author

Oдин день моей жизни в Америке

Natalia Krupitsky's story posted on September 28, 2012 at 6:46 pm. Natalia emigrated from Leningrad, Soviet Union (USSR) to Worchester, United States in 1978

Я живу 23-й год в Америке. Много лет назад я перешлаРубикон, но как Юлий Цезарь не могу заявить  «пришел, увидел,  победил». Для нас, советских  рабов,  не так просто  было  научиться  жить в свободной стране.Моя старая родина, получившая 700 рублей с каждого члена моей семьи за лишение нас гражданства, еще долго цеплялась за потаенные уголки моего   сознания, oказывая влияние на мое поведение и решения которые я принимала. Не сразу я поняла, что слоны зародились не в России и русский язык совсем не самый «великий и могучий»,  а психические больные могут жить вне больницы  даже если они считают,  что КГБ посылает сигналы ФБР через специальное устройство, заложенное  В их мозги.


Я долго привыкала к мысли, что старые люди  имеют такое же право на внимание со стороны Врачей как и молодые. Например в России я, вызывая своему отцу неотложку, говорила диспетчеру что ему 60 когда ему было 75 и никогда более 65, хотя он жил До 86. А здесь я помню женщину 93 лет, поступившую к нам в психиатрическое отделение в тяжелой депрессии, прикованную к постели с отказом от еды и т.д. Я была уверена, что ее переведут в дом для престарелых, т.е. американскую богадельню и дадут ей там спокойно Умереть. А ей сделали курс электросудорожной терапии  И выписали домой, куда она пошла на своих ногах, строя довольно далеко идущие планы на будущее. Сейчас я разделяю нелюбовь американцев к больницам где днем и ночью идет процесс обследования, лечения, так что о спокойном сне не может быть и речи, зато и не держат Там больше 2-3 суток. А помните,   как в России в больницах лежали по полгода и там можно было спать 24 часа в сутки т.к. от  анализа крови до рентгена проходили порой недели. Но теперь все по-другому на моей старой родине, и если утебя есть деньги тобой займутся, а если нет ...то на нет и суда нет. А очереди? Стоять в очереди это выражение, пожалуй было также часто употребляемо, как « что дают?» и «кто последний?»  В Америке меня сразу поразило то, что в очередях практически никогда не стояли а чаще сидели с  номерками. Ну а если уж стояли, то на приличном расстоянии друг от друга, чтобы упаси бог не толкнуть и вообще не дотронуться до соседа.


 Теперь я хочу описать один день моей жизни в Америке который случился в августе 91 года и совпал с двумя событиями,  не имеющими между собой никакой связи, но для меня очень важными на тот момент, и потому этот день стал  памятным. Прежде чем приступить к его описанию я сделаю небольшое отступление, этакий исторический экскурс.


 Мой папа был искренний и преданный партии коммунист. Я помню как он смотрел телевизор где показывали Брежнева, встречающего какого-то очередного ком.деятеля из-за рубежа и Произнес   следующую фразу: «народы мира медленно, но верно идут к коммунизму». Пользуясь его глуховатостью я сказала «КАКОЕ СЧАСТЬЕ ЧТО МЕДЛЕННО».  Он любил мне рассказывать о жизни его семьи в дореволюционное время, о религиозныхПраздниках и т.п. Рассказал и такой анекдот. Николай Второй приехал в какое-то еврейское местечко и его повели в хасидскую синагогу.  После этого царь заявил « вот какой культурный народ у них,  даже для сумасшедших есть специальная синагога».  Я была в полной уверенности, что все это быльем поросло тем более, что мы росли атеистами, пионерами и опиумом для народа не баловались. Хотя  какие-то религиозные еврейские обряды так или иначе просачивались в наше существование.Так моя свекровь каждую еврейскую пасху с риском потерять работу ходила в единственную в Ленинграде синагогу  чтобы купить  мацу. Хотя в бога не верила.


 Итак в этот день в августе 91 года Я поехала в НьюЙорк с экскурсией от нашей ешивы.В программу входили посещение Брайтона, Манхеттена и ...любавического рабби. Ну конечно Манхеттен произвел на меня впечатление иной цивилизации,  а небоскребы вместо того, чтобы давить и уничтожать мое я показались мне таким гимном человеческому духу и фантазии, что на минуту показалось, что и я смогу сделать все что захочу.Брайтон был, как говорится, совсем другой, но тоже вполне реальной историей. Между громыхающей надземкой и деревянными мостками вдоль океана расположились р усские евреи, которые всем своим видом,  образом жизни и манерой общаться как бы заявляли «а мы в Америку не ходим». Да и ни к чему.Но вот когда мы оказались в том районе Бруклина, где обитал Любавический рабби, и я увидела ПЕЙСЫ, ЖЕНСКИЕ ПАРИКИ, ТОЛПУ ДЕТЕЙ всех возрастов, образующих одну семью, и мальчики тоже с пейсами, и самого  рабби, к которому нас повели предварительно, набросив на нас кофты с длинными рукавами в 30-градусную жару.Я оказалась по-существу  путешественником во времени, и прах старого мира, который так легко отряхнули со своих ног в России, был передо мною во всем его удивительном и неистребимом великолепии! Интересно, что я как ни пыталась проникнуться религиозными чувствами, успехов никаких не достигла, но зато перестала относиться к религии kак  к смешному «пережитку» прошлого.


Вернувшись в  тихий Вустер, так произносят в Новой Англии Worcester- где-то после полуночи я застала моего мужа и свекровь у телевизора, где рассказывали о перевороте в России и аресте Горбачева.  При этом  никто не понимал английский настолько чтобы уяснить что же там произошло. Так что мой уже немало насыщенный, мягко говоря, новой информацией день,  имел не менее драматическое продолжение. А утром начался ураган, который конечно имел какое-то имя, но я тогда его не знала и так не знаю до сих пор. Но обещаю вам сделать расследование и сообщить в следующем рассказе. Если я его напишу.


0 Comments