Back to Written Stories

image of author

СЧАСТЛИВЫЙ ЧЕЛОВЕК

Raisa Silver's story posted on October 26, 2012 at 4:59 pm. Raisa emigrated from Moscow, Soviet Union (USSR) to New York, United States in 1976

Я хорошо знаю этого человека. Каждое утро с тяжелым портфелем в руках он торопится к автобусной остановке. Завидев меня, приветливо машет рукой.- Опять в университет? – спрашиваю я. – Даже в воскресенье?- Да нет. Сегодня еду в Нью-Йорк на шахматный турнир. И как ни торопился, я на автобус опоздал. Следующий когда еще придет…Он огорченно вздыхает и садится рядом со мной на скамейку. С минуту он молчит, потом достает из кармана коробочку для лекарств, вынимает оттуда пилюлю и кладет в рот.- Как ты себя чувствуешь? – спрашиваю я.- Нормально. Я просто лекарство не успел дома принять. Вы же знаете, мне без него нельзя. А когда я был маленький, то был убежден, что все люди на свете принимают лекарство по несколько раз в день. Сколько я себя помню, всегда глотал кучу всяких таблеток. Сначала там, в России, потом здесь, в Америке. Для меня они так же привычны, как для других людей завтрак или обед. Каждый день в одно и то же время.Он смотрит на меня и улыбается, смешно наморщив нос. И хотя в том, что он сказал, ничего смешного нет, я тоже улыбаюсь – уж очень занятно он об этом говорит.А потом улыбка сходит с его лица. Он смотрит куда-то вдаль, словно что-то разглядывает там, куда уже никогда не вернется.- Я был мальчишкой, и мне очень хотелось бегать, прыгать, возиться со сверстниками, но это очень непросто, когда на носу – тяжелые очки, а в ухе – слуховой аппарат. Мне это не нравилось, но ничего поделать я не мог. А сейчас у меня в каждом ухе по аппарату. Я, правда, два сразу не люблю носить, но иногда приходится. Кроме того, я надеюсь, что техника со временем настолько улучшится, что… Так что у меня в этом плане большие надежды.Он снова улыбается.- Тебе, наверное, нелегко приходилось в школе. Ни бегать, ни прыгать, ни подраться как следует. Как к тебе дети относились?- Да, я был очень специфичным ребенком. У меня была плохая координация движений, шнурки вечно развязывались, пуговицы на пальто мне было трудно застегнуть. Но это, честно говоря, мелочи. Если долго тренироваться, все получится. А дети – они были разные. Одни смеялись надо мной, дразнили, старались поддеть, другие хорошо ко мне относились – я здорово играл в шахматы, знал о комиксах больше всех в школе, собирал бейсбольные карты. Словом, у меня были друзья, нам вместе было весело.Всякое было… Как-то во время перемены на школьном дворе одна девочка ударила меня камнем по голове. Она рассердилась на меня за то, что я не дал ей поносить мой слуховой аппарат. Меня увезли в госпиталь. Вызвали с работы маму. А незадолго до этого отец умер… Я потом долго в школу не ходил – голова болела. Но потом все прошло, так что мне просто повезло. Ведь могло быть куда хуже. Повезло!- Ты считаешь себя везучим человеком?- Конечно!- В чем?- В самом главном. В том, что меня увезли в Америку! Это мое главное везение, моя большая удача. Нестандартному человеку всюду непросто, а в такой стране, как Россия… Там людей с моими проблемами не лечили. Там я считался умственно отсталым. А здесь…- Здесь ты был президентом студенческого правления большого колледжа, ты его с отличием окончил.- Это так, но все когда-нибудь заканчивают свой колледж, иначе для чего было поступать?- Тебе хотелось бы быть таким, как все?- Нет. Ведь это невозможно. А потом, потом, может быть кому-то захочется быть таким, как я? Нет, не в плане физических недостатков, а совсем по-другому. Ну, например, так же хорошо играть в шахматы. Придумать шахматный гамбит, который назовут твоим именем.- Я знаю, что ты сильный игрок. Какой у тебя рейтинг?- Где-то за 2400. Я не могу жить без шахмат. Это такая великолепная игра! Она многообразная, она приносит людям истинное удовольствие. В нее могут играть как дети, так и глубокие старики. И все получают радость.- Я слышала, ты публикуешь свои шахматные разработки в ведущих американских шахматных журналах?- Да, уже много лет. Это очень здорово – заниматься теорией шахмат. Но сейчас куда более интересно играть в шахматы по интернету. У меня столько замечательных шахматных встреч, столько людей вовлечено в наш интернетовский клуб!- Но ведь шахматы у тебя хоть и пламенная страсть, но не единственная?- Да, это так. Моя другая страсть – история. С того мгновения, когда я еще мальчишкой открыл учебник по истории, я вдруг ощутил себя свидетелем, соучастником событий, происходивших столетия, тысячелетия назад. Это трудно объяснить, хотите верьте, хотите нет, но я уже столько раз побывал в древнем Египте, древней Греции, Вавилоне… Хотите я расскажу вам про Атлантиду? Или, может лучше, про Лемурию? Знаете что это такое? И еще. Я порой вижу человека впервые, а мне кажется, что мы с ним уже встречались. С одним мы точно виделись в древнем Египте, он был жрецом. Я вижу, вы улыбаетесь… Напрасно. Вы там тоже могли быть. Ну что я могу поделать, если я вижу то, что для других людей скрыто за семью печатями? Порой, я гляжу на человека и чувствую, что его ожидают большие неприятности, я физически ощущаю, что что-то с ним произойдет. Я не могу ничего ему сказать, но я это знаю.- И такое всегда с тобой происходит?- Да нет, я стараюсь не концентрироваться на таких вещах. Просто это порой настолько очевидно, что никуда не денешься.- Это правда, что ты предсказал попытку военного переворота в Москве в августе 1991 года?Да, за полгода до того, как это случилось, я увидел это с точностью до одного дня и рассказал двум знакомым, вернее, написал у них в офисе на календаре. А когда это случилось, они в себя не могли прийти. Ведь написал я в апреле…- И часто такие вещи с тобой происходят?- Они происходили бы чаще, просто я очень занятый человек, другими важными вещами занимаюсь.- Как ты объяснишь, почему это с тобой происходит?- Мы об этом говорили с известным парапсихологом Ильей Калиновским. Он думает, что я считываю информацию из космоса… Поэтому-то я и вижу то, что другие не видят.


Одни думают так, как Калиновский, другие с недоумением пожимают плечами, считают его чудаком.Этот чудак написал конституцию для студенческих правлений двух колледжей штата Нью-Джерси, он регулярно публикует репортажи о студенческой жизни в газете Ратгерса, самого большого университета штата Нью-Джерси.Каждый день с тяжелым портфелем в руках он торопится к автобусу.- Тебе что, каждый день надо в университет?- Да. То на лекции (он готовится получить магистерскую степень по политическим наукам), то в редакцию газеты, то на заседание студенческого правления – несправедливо поступили с одной студенткой, надо помочь.Земные дела, увы, его не столь интересуют. И ничего с этим поделать нельзя. Он не умеет заботиться о себе, он постоянно теряет перчатки, шапки, шарфы. От лекарств, которые он принимает, его внезапно и неудержимо тянет на сон. А без них он жить не может.- Извините, обещал позвонить вчера, да не мог. У меня так болела голова, что я пришел в редакцию, лег на диван и два часа проспал. Ребята знают и не удивляются. Если бы я был здоровее, то стал бы адвокатом. Это очень интересная специальность. И главное, я бы по-настоящему мог помогать людям. Это счастье делать то, что хочешь, быть здоровым, не отсчитывать в мои годы, сколько таблеток надо принимать утром, днем и вечером. Счастье – не быть одиноким, иметь друзей, которые тебя понимают, девушку, которая тебя полюбит. Счастье – это жить каждый день!Сегодня утром я встретила его, когда с тяжелым портфелем в руках он шел к автобусной остановке.- Скажи, ты счастлив? – спросила я его.- Конечно, - не раздумывая ответил он.


0 Comments