Back to Written Stories

image of author

С Е С Т Р А

Nina Gorodetskaya's story posted on December 12, 2012 at 11:10 am. Nina emigrated from Donetsk, Ukraine to San Francisco, United States in 1990

  Мы с двоююродной сестрой  Соней-одногодки, только она родилась в феврале, а я в мае. Мы жили в разных городах, виделись редко, но когда встречались не чаяли души друг к другу. Наши отцы - родные братья, выросли на Черниговщине, в селе Плиски и знали толк в сельско-хозяйственных работах.


Когда советская власть после Октябрьской революции и гражданской войны , которые привели народ к нищете и голоду, объявила НЭП, братья охотно приняли новую экономическую политику и дружно принялись за дело. Они построили мельницу, стали мельниками, а также занялись засолкой овощей и бочками  по железной дороге отсылали их в Ленинград. Дело заладилось, братья были довольны. Но вскоре советская власть испугалась, что НЭП возродит капитализм и стала преследовать нэпманов: сажать их в тюрьмы, ссылать в Сибирь. Братья, боясь наказания, убежали из села-кто куда; мой отец на Север, а потом на Донбасс, где  требовались рабочие руки, а мой дядя, отец Сони в г.Харьков на ХТЗ. Когда в1941 году фашистская Германия напала на Советский Союз и немецкие войска стремительно продвигались вперед, наши родители, низкий поклон им, пусть земля им будет  пухом, спасли нас от Холокоста, увезли подальше от фронта, Соню на Урал, а меня в Среднюю Азию. Но мы с Сонечкой не теряли связь, нашли друг друга через г. Бугуруслан в Казахстане, куда скапливалась вся информация об эвакуированных людях, и переписывались всю войну.


 После окончания войны мы возвратились домой, в город Сталино( ныне Донецк), а семья Сони приехала в  Москву, куда  ее отца послали на работу. Там она закончила десятилетку, институт  Мехов и Пушнины и работала товароведом в универмаге Детский Мир. Вышла замуж, муж -участник ВОВ,  на фронте был ранен и контужен. У них было двое детей. Когда у меня в семье случилось несчастье и я впала в уныние,Сонечка срочно прилетела, долго разговаривала со мной, исполняла роль психолога, стараясь вывести меня из удручающего состояния.


Сонечка - человек большой, доброй души, милая, радушная, участливая. Она испытывает чувство ответственности за все и за всех. Ей свойственно чувство сострадания ко всем обиженным и униженным. Сонечка боролась с несправедливостью, в том числе с антисемитизмом, который был государственной политикой Советского Союза на протяжении всех 70 лет. Ей были  по духу стихи Маргариты Алигер, которая в 1947 году писала:"Мы евреи! Сколько в этом слове горечи и беспокойных лет." Сестра пыталась достучаться до писателя И. Эренбурга, которого знал весь мир, его даже уважал"вождь всех народов" и спросить его, что происходит в стране, но не дошла, боялась навредить еврею-писателю.


 В 1958 СССР посетила глава израильского правитетельства Голда Меир. На встречу с ней в синагоге собрались тысячи евреев-москвичей, чтобы послушать ее пламенную речь о вновь созданном чуде- еврейском государстве. С тех пор Соня задумалась об эмиграции. Ей пришлось многое пережить, чтобы добиться разрешения на выезд. В 70 годы  уезжали лишь единицы.Сестру уволили с работы, обсуждали ее "поступок" в коллективе, но не взирая на все,ей удалось с семьей уехать в Израиль. Там они почувствовали себя свободно и независимо. Не было еврейского вопроса. "Коммуняки", так Соня называла советских коммунстов,  уже не диктовали им как надо жить и что надо делать. Мы долгое время ничего не знали о Соне, так как она, боясь навредить родственникам, скрыла свой отъезд. В Израиле русское еврейство после долгих лет отчуждения от своего народа почувствовало глубокие корни еврейства, свершилось национальной чудо, пробудилась тоска по иудаизму, желание изучать его, познать  источники. Приверженье к религиозному образу жизни явилось единственной возможностью сохранить себя как народ. Семья Сони в новой стране обрела духовную веру, стала религиозной, верующей, твердой в иудаизме. У них все ладилось. Дочь Лена, патриотка, служила в израильской армии, потом работала учительницей в младших классах, хорошо знала иврит Сын Фима, любимец матери, рос любознательным мальчиком, любил читать и  мастерить; помогал отцу в бизнесе, а потом в силу сложившихся обcтоятельств, самостоятельно вел дело и достиг больших успехов. Был чрезвычайно щедр, никому ни в чем не отказывал. Соня работала по специальности в солидной торговой фирме, заработала пенсию. Лена встретила американского еврея, вышла замуж и уехала с ним в Америку. Отец потянулся вслед за любимой дочкой, а Соня осталась в Израиле, рядом с сыном, помогала ему по работе, он включил ее в партнерство. Cecтра очень любила внучку, маленькую принцессу Кэррен, дочь  Фимы, оба любили и баловали ее. Семья как бы разъединилась на две половины, одна половина в Израиле, другая в Америке. Соня многократно летала из одной страны в другую, сидела по несколько часов в аэропортах и сильно уставала.


Однажды, когда распался  Советский  Союз, мы получили от Сони письмо и были счастливы. Потом  через одного человека  Соня передала мне деньги, которые, кстати, нам пригодились, так как в 90-е годы полки в магазинах были пустые, а рыночные цены взлетели вверх. С сестрой я встретилась после долгого перерыва в Америке, в Сан-Франциско. Соня с мужем приехали к нам на машине с огромным букетом роз, шампанским и корзиной с продуктами.  У нас не было стола , и мы приняли гостей по-узбекски, растелив скатерть на полу. На другой день, как в сказке, у нас появился стол и шесть стульев-подарок сестры. Они и по сей день стоят в  моей гостинной. Соне пришлось пережить смерть мужа, а потом сына. Фима скрывал свое заболевание, чтобы не огорчать маму. Соня тяжело переживала случившееся несчастье, особенно смерть Фимы. Тяжело матери хоронить сына.


Прошло два года. Сейчас сестра живет  в Америке, мы часто видимся. Настроена оптимистично, твердо уверена, что встретится с сыном в ином мире. Живет в гармонии сама с собой. У нее две кошки. Соня любит животных, хотела бы иметь собаку, но уже нет сил  выводить ее на прогулку. У нее есть друзья. Встреча с ними приносит ей радость. Она мечтает построить синагогу с именем ее сына, если удастся отсудить деньги , причитающиеся ей за участие в бизнесе , а также продать недвижимость. Внучку Кэррен хочет учить в Америке, дать ей хорошее образование. В день поминания сына мы с Соней поехали вместе в синагогу , где раввин Пиль говорил   много хорошего о Фиме. У меня перед глазами всплыл его образ:вот красивый  шестилетний мальчик в московской квартире читает нам стихи А.С. Пушкина, и взрослый племянник, он приехал навестить родителей в Сан-Франциско: красивый, статный, широкоплечий, черноволосый, с большими, карими, добрыми глазами. В гостях у Сони  у моего мужа начался сердечный приступ,  Фима быстро выскочил на улицу, поймал такси и отвез нас в больницу.... Очнувшись от воспоминаний, я посмотрела на сестру, она внимательно слушала раввина, по щекам текли слезы, а глаза горели ярко- она гордилась своим сыном.


0 Comments