Back to Written Stories

image of author

Рассказ о переезде и жизни в Израиле

Denis Dan Teply's story posted on December 29, 2012 at 7:15 pm. Denis Dan emigrated from Lugansk, Ukraine to Tveriya, Israel in 1997

Зовут меня Тёплый Денис Сергеевич, мне 26 лет, в 1997 я вместе с родителями репатриировался в Израиль из Украины, из города Луганска. С момента переезда и до сих пор живу с родителями в городе Тверия на берегу Тивериадского озера.В момент, когда родители решили переехать в Израиль, мне было 11 лет и я учился в третьем классе. То время помнится мне смутно, как я думаю сейчас из-за сильного эмоционального шока, который я испытал при переезде, а также из-за кардинального изменения в образе жизни. В общих чертах: до переезда я был обычным мальчишкой, учился в школе. Помню, что мне трудно давался украинский язык, так как в основном дома и в городе все говорили по-русски. Помню, что любил играть с друзьями. На улице я был самым младшим из группы подростков и вёл беззаботную жизнь ребёнка. Родители в то время работали. Отец занимался продажей авто-запчастей на рынке, а также всякими другими работами, которые попадутся под руку. Мать работала в парикмахерском салоне. Жили небогато, но и не голодали. Как мне кажется сейчас, в воздухе на тот момент витала какая-то неуверенность в завтрашнем дне. Конец 90-х гг. на Украине был довольно-таки нестабильным во всех сферах: коррупция, безработица и много другого негатива. Не могу быть на сто процентов уверенным, что знал об этом в 11 лет, но если задуматься, думаю да.Решение переехать в Израиль было для меня, скажем так, неожиданностью. Помню, что буквально за несколько месяцев до нашего переезда в Израиль, уехали наши хорошие друзья. Потом, в доме начали говорить о каких-то документах. Отец стал чаще разговаривать с бабушкой о родственниках, ездил несколько раз в архив за какими-то документами. И в конце концов, буквально за неделю до отъезда, мне рассказали, что мы едем в Израиль. Как понимаю сейчас, от меня скрывали факт нашего предстоящего отъезда из-за плохого отношения к евреям. Буквально, как только родители начали распродавать имущество и информация о нашем отъезде разошлась по району, меня стали дразнить жидом на улице и в школе. До решения уехать, моя семья, смешанная по этническому составу, жила как любая другая семья на Украине. Как я понимаю сейчас, родители знали о наших еврейских корнях, но как-то не задумывались об отъезде пока жизнь была более или менее нормальной. Но потом настал переломный момент и решение было принято; как я понимаю сейчас, они просто устали от постоянной борьбы за выживание.Как я говорил ранее, в Израиль мы решили поехать благодаря нашим знакомым, которые уехали за несколько месяцев до нас. До этого родители думали уехать куда-нибудь в Россию. Так что можно сказать, что переезд в Израиль для нас преследовал в основном экономические цели . С другой стороны было интересно вернутся на родину предков.И вот, после нескольких месяцев ожидания документов, мы в Израиле. Честно сказать, на тот момент я об Израиле не знал ничего, смутно даже представлял, где он находится на карте. И вот я тут. Помню, в первое время очень поражало количество света вокруг. В том смысле, что все выглядело как-то красочно и экзотично, поражала разница в пейзажах и лицах Евразии и Востока. Приехали мы в город Тверия, первое время решили пожить у тех самых знакомых, которые переехали до нас. Родители очень заботились о моем образовании, так что буквально через неделю меня записали в школу. После разговора с директором, меня решили послать в четвёртый класс. И тут я первый раз испытал трудности репатриации. Я совсем не знал иврита, то есть вообще ни одного слова. А мой английский был далёк от того английского который изучали в Израиле. И вот я 11 летний мальчишка в израильской школе. Огромной проблемой стал иврит. Школа, в которую меня записали, была близко от дома, но в ней не было отдельных уроков иврита для репатриантов. И так я просидел в четвёртом классе целый год, ничего не понимая… В израильской школе я впервые столкнулся с "антисемитизмом" наоборот. Если на Украине перед отъездом меня называли жидом, то тут я превратился в "вонючего русского". Помню, что было очень обидно, но уже тогда я понимал, что со временем всё уладится; то же мне  говорили знакомые родителей, прошедшие через это в прошлом. После потерянного года меня перевели в другую школу, где давали дополнительные уроки иврита, и я очень быстро его освоил. К концу 6 класса (начальная школа в Израиле) я уже свободно говорил на иврите и вполне втянулся в школьную программу. Спасибо родителям, они всегда были со мной и часто напоминали мне, как важна учёба для успеха в дальнейшем. Сегодня я понимаю, как они были правы. Со временем родители нашли работу, обзавелись кругом знакомых, таких же репатриантов как они сами. Можно сказать, жизнь пошла своим чередом. Меня по-прежнему в школе называли "русским", но к этому привыкаешь и не обращаешь внимания. Сегодня, после нескольких лет изучения психологии, я понимаю, что такое давление на детский разум может привести к такому явлению как "принятие внешнего стереотипа". Смотря назад, могу сказать с уверенностью, что такое случилось с другими детьми, которые росли со мной: их считали и называли "русскими", вот они и остались русскими. То есть, стали испытывать антипатию к израильтянам и со временем стали отдаляться от школы и молодежных организаций, прогуливать уроки, общаться с такими же "русскими", и ни к чему хорошему их это не привело... Примерно в тоже время, где-то в 6-7ом классе, у меня изменился вкус к музыке; я стал любить и слушать рок, это был мой "пассивный бунт" против системы. Но этот факт никак не повлиял на мой круг общения. К началу старшей школы (7-12 классы), я попросил родителей перевести меня в школу-интернат, таких школ в Израиле довольно много. В начале родители были против: с чего вдруг их единственный сын будет жить один, вне дома? Но я был категоричен. Как мне кажется, мне тогда хотелось более "взрослой жизни". У многих детей, которые проходят через иммиграцию, появляется такое желание в раннем возрасте. Наверное из-за того, что наше поколение быстрее схватывает новый язык иврит, чем наши родители. И в итоге, мы вынуждены везде сопровождать своих родителей как переводчики. Где вы ещё увидите 12 летнего мальчика, который звонит в банк чтобы открыть накопительную программу для родителей? Поневоле приходится принимать на себя роль взрослых. После перехода в старшую школу, дела пошли на лад. В той школе было много русских, так что особых конфликтов не возникало. Я хорошо учился, хотя родители не следили напрямую за моей учебой в новой школе. Я раз в неделю приезжал домой, ну и конечно, каждый день говорил с ними по телефону. У родителей тоже все было хорошо. Конечно, иврит представлял для них большую трудность, но в других аспектах жизни все было хорошо, появилась стабильность и уверенность в будущем дне.Трудно ли мне было вписаться в израильское общество? На первых порах да, как я уже говорил, проблемой стало незнание языка; второй проблемой стала разница в менталитете. К примеру, помню, в шестом классе, когда я уже немного говорил и писал на иврите, я никак не мог привыкнуть к отношению молодых израильтян к взрослым. В школе на Украине учитель был для нас, детей, безусловным авторитетом; никто не смел дерзить учителю или смеяться над ним в лицо. Тут же всё обстояло как раз наоборот: дети смеялись над учителями, не раз грубили им и вообще вели себя на уроках без всяких границ. Более комфортно я стал себя ощущать уже в старшей школе, когда переехал жить в школу-интернат, там было много русских ребят, и отношение к учителям и вообще старшим было похоже на привычное нам до отъезда. Честно говоря, я до сих пор испытываю некоторый дискомфорт когда, к примеру, еду в автобусе и вижу, как молодёжь не уступает место пожилым людям и дерзит в ответ на замечания.Как я уже говорил, полной неожиданностью для меня в Израиле явилось отношение молодёжи к старшим.  С другой стороны, стало приятной неожиданность отсутствие коррупции. Хоть я и уехал из Украины малолеткой, но все равно как-то врезалось в память, что любую проблему можно решить деньгами; тут же все обстояло иначе. Помню мне и моим родителям было очень приятно видеть что все государственные инстанции работают так, как им положено по закону и не тянут с граждан никаких "неформальных" поборов за услуги. Расскажу смешной случай, который связан с моим отцом. Помню, мы купили и "объезжали" новую машину, и через несколько дней нас случайно остановила полиция. Отец сразу же потянулся к кошельку, чтобы "решить проблему" известным ему способом, но на деле оказалось, что нас остановили для обычной проверки документов, и даже "не придрались" не к чему.В старших классах школы у меня появилась ностальгия: стал вспоминать жизнь на Украине, знакомых и родственников. Где-то в 2005 году мы с родителями первый раз решили съездить в гости на родину. И могу честно сказать, что эта поездка полностью отбила у меня всякую ностальгию. Я понял, что моё восприятие жизни и менталитет полностью изменились, и я никак не вижу себя живущим снова там. Израиль стал моим настоящим домом.В старшей школе я полностью влился в ритм жизни рядового израильского подростка. Я учился, развлекался, заводил друзей. У меня появились друзья и среди коренных израильтян. Я стал интересоваться израильскими СМИ, смотреть местные передачи, интересоваться политикой и литературой. Но, не смотря на всё это, я до сих пор не на сто процентов ощущал себя коренным израильтянином. Можно сказать, что эта амбивалентность окончательно прошла у меня в армии. Во время службы вообще очень обостряются национальные чувства. Плюс к этому, я призывался сразу после второй ливанской войны. Так что национальные чувства у всех были в зените. И после демобилизации я смог назвать себя израильтянином в полном смысле этого слова.Служа в Армии Обороны Израиля, я решил приблизиться к своим еврейским корням и прошёл "гиюр" (принял на себя все заветы и законы еврейского вероисповедания). Не могу сказать точно для чего я сделал "гиюр"; с формальной точки зрения, я был последним коленом евреев в нашей семье, так что если бы я женился на не-еврейке, мы не смогли бы оформить брак  в Израиле. С другой, можно сказать, духовной стороны, мне интересно знать причину вещей, так что "гиюр" стал для меня уроком по еврейской традиции и религии.После окончания армии, я немного поработал, заработал деньги на учёбу. Никогда не любил брать деньги у родителей. И на данный момент заканчиваю третий год учёбы в Бар-Иланском университете по специальности криминология. В будущем, хочу устроиться работать в полицию.Я и мои родители по-прежнему сохраняем связь с друзьями и родственниками по всему миру. Но думаю, ни я ни они, не собираемся уехать из Израиля. Даже несмотря на напряжённую обстановку и конфликты с соседними странами, которые тут иногда возникают. Как говорится, человек привыкаем ко всему, особенно если это происходит у него "дома". Я почти не поддерживаю связь с друзьями из Украины, так как мне было мало лет когда мы уехали; остались конечно родственники, но связь у меня с ними на уровне "привет, как дела ?" - не более. О том, что происходит на Украине и в России, я узнаю в основном из интернета и по рассказам моих родителей. После бесед с родственниками, честно сказать каждый раз убеждаюсь, что родители сделали правильно, что уехали оттуда.Немного подробнее о моих родителях. По приезде в Израиль, мать пошла в ульпан учить иврит, а отец сразу устроился работать на завод. После ульпана мать пошла работать на уборку комнат в одном из отелей Тверии, и в дальнейшем также перешла работать на завод, где трудился моё отец. Конечно робота была не лёгкой. Но что делать - как они говорят, надо поднимать семью на ноги, для этого надо чем-то жертвовать. По прошествии всех лет в Израиле, они так и не освоили иврит так как хотели, скорей всего, из за того, что всё это время работали в русском окружении. В последние годы почти во всех инстанциях есть русскоговорящие представители, так что можно вроде бы обойтись и без иврита. В общих чертах мои родители довольны жизнью в Израиле; конечно их больше чем меня мучает ностальгия, но они "лечат" её каждый раз, когда говорят с родственниками которые остались там.Что касается друзей среди не-русских израильтян, могу сказать что такой круг друзей и подруг появился у меня только после армии; до этого, пока учился в школе интернате, мы варились в своём котле из новых и старых репатриантов и почти не заводили дружественных отношении с коренными израильтянами. На данный момент у меня есть много друзей израильтян, но сказать, что они близкие я не могу, в основном это приятели, а не друзья. Я не могу смело сказать, что когда нибудь, в ближайшем будущем, буду встречаться с девушкой из коренных израильтян, так как мне кажется у нас с ними много разногласий по поводу жизненных ценностей. К примеру, во всём, что касается денежных расходов, израильские девушки сорят деньгами без оглядки, поскольку многие рассчитывают на помощь родителей "в случае чего". У нас, как иммигрантов с ограниченными средствами, ясно прописано в голове что родителям и так трудно, и поэтому всего надо добиваться самому.Как мне кажется, родители сделали правильно, что решили переехать. Смотря назад, на то, что мы оставили там, не думаю, что я или они смогли бы добиться чего-то реального ни в одном аспекте жизни. Многие из наших друзей там по-прежнему выживают, а не живут. У них по прежнему нет стабильности, они живут сегодняшним днём, не зная, что будет завтра. В то время, как я могу смело сказать, что переезд повлиял на меня исключительно положительно. Я хорошо закончил школу, поступил в университет, у меня есть реальные цели, которых можно добиться. Есть конечно мелкие проблемы тут и там, но это понятные трудности, с которыми я смогу справится. Главным гарантом успеха нашей репатриации, как мне кажется, послужила характерная сплочённость нашей семьи. Мы всегда держались друг за друга, и вместе преодолевали все трудности. На данный момент я могу охарактеризовать себя, как изралитянина. И в ближайшем будущем не вижу никакой причины уехать отсюда. Израиль стал моим родным домом.


0 Comments