Back to Written Stories

image of author

Моя История

Tamara Golomazova's story posted on January 22, 2013 at 5:47 pm. Tamara emigrated from Nikolayev, Ukraine to Tveria, Israel in 1998

 Я переехала в Израиль в марте 1998г. в возрасте 38 лет вместе с дочерью и мужем. Мы репатриировались из г. Николаев (Украина) в г. Тверию и живем там по сей день. Сейчас живем вдвоем с мужем, т.к. дочь с ее мужем переехали в г. Петах-Тикву.Я родилась и выросла в Николаеве. Закончила там школу, потом институт. Работала инженером-технологом на станках с числовым программным управлением (ЧПУ) на одном из крупнейших судостроительных заводов бывшего СССР. Жили, как большинство семей: работа, дом, раз в году отпуск. Из увлечений были, и, пожалуй, остаются книги и хорошие кинофильмы. Часто встречались с друзьями.


Решение переехать на постоянное жительство в Израиль пришло в 1997г.,  быстро и безболезненно. После периода перестройки и распада СССР, на Украине настал период безработицы и разрухи. Закрывались заводы и предприятия, люди шли работать в торговлю на вновь создаваемых рынках, независимо от образования и специальности. Я хотела спокойной, благополучной жизни для своих близких, нормального образования для дочери. По поводу других стран репатриации - наверное, возможно было уехать в Германию или США, но жить там на социальное пособие как-то не представлялось возможным в моральном смысле, и мы решили репатриироваться в Израиль. Трудностей с получением разрешения на выезд у нас не было, т.к. моя мама, а следовательно и я, еврейки по национальности. Представления об Израиле были очень скудные. Ни родственников, ни друзей или знакомых, живущих в Израиле, у нас не было. Пройдя собеседование в СОХНУТе по программе "Первый дом на Родине", мы ездили на семинар в Днепропетровск, где бывшие наши соотечественники рассказывали о различных сторонах жизни в Израиле. На самом деле, полезной информации было очень и очень мало, однако, ощущения после посещения семинаров были довольно радужные. Первые впечатления от Израиля, вернее от кибуца Кинерет, где поселили нашу семью, были очень положительные. Большое спасибо куратору и рядовым кибуцникам, которые помогали нам в оформлении документов, приобретении необходимых вещей. Относились к нам по-доброму, очень терпеливо объясняли новые для нас понятия. В первое время меня пугала непохожестью система образования в израильской школе. В сентябре, через полгода после приезда,  наша дочь начала учебу с классом НААЛЕ (это программа репатриации для старших школьников) в школе кибуца Бейт-Зера. Естественно, незнание языка - это основная причина медленного вливания в израильское общество. С самого начала пребывания в Израиле, мы были окружены русскоязычными репатриантами и старожилами. С одной стороны, это смягчает иммиграцию, дает новых знакомых, которые помогают понять уклад жизни израильтян, их будни и праздники. Но, с другой стороны, это тормозит изучение языка, приобретение знакомых из местного населения, понимание их взгляда на жизнь и проблемы израильского общества. Пожив в Израиле, начинаешь понимать, что такое восточная ментальность, однако сам все равно остаешься русским. С каждым годом ты узнаешь все больше нового, и не представляешь своей жизни где-нибудь в другой стране, но все равно чувствуешь себя русским. Через 14 лет, чувствуешь себя, я бы сказала, не то чтобы совсем комфортно, а просто более уверенно.


В новой стране неожиданностью для меня было очень многое, начиная от планировки квартир, разнообразия магазинов, местной еды, системы образования в школах и университетах, и, конечно же, службы нашей дочери в Армии Обороны Израиля. Постепенно приходили знания, что давало возможность не поддаваться панике и принимать соответствующие решения. Оглядываясь на прошлое, я думаю что, наверное, во многих случаях следовало поступить иначе, но наш опыт приходит с нашими ошибками. И все же, с годами я поняла, что абсорбция у нас была более или менее мягкая. Мы жили в кибуце, нам помогали во всех бытовых проблемах, нами занимались, нам советовали. Скажу только, что в памяти это первое время остается радостным, немного беззаботным, и очень интересным. Нашу группу часто возили на экскурсии, много рассказывали о стране, израильтянах, местных праздниках. Наша группа приехала как раз накануне 50-летия создания государства Израиль. Лично меня поразили праздники в кибуце, посвященные Песах и Дню Независимости, подготовка кибуцников к ним, трапезы за общими столами, фейерверки.Как я сегодня отношусь к нашему решению? За почти 15 лет пребывания в Израиле, я не помню у себя угрызений совести или сомнений по поводу переезда в Израиль. Когда втягиваешься в работу и повседневные заботы, то на сомнения не остается времени. Более того, когда видишь, как рядом твой ребенок очень быстро становится старше и сильнее, то просто стыдно раскисать. Дети репатриантов, на мой взгляд, становятся неким буфером для семьи - они быстрее постигают язык, вливаются в общество, и этим помогают нам, родителям. А уж наша задача - стать им опорой и помогать изо всех сил в достижении их целей.Работу на промышленном предприятии я нашла совершенно случайно. До этого училась в ульпане и подрабатывала на уборке в школе. Из-за трудностей с языком, а также вследствие особенностей своего характера, я не искала работы по специальности. Да на поиски и не было времени: нужно было работать, чтобы содержать семью. На Украине я работала инженером-технологом на станках ЧПУ. Здесь в Израиле несколько другой подход и требования к этой специальности. Неуверенность в себе, а может и нежелание потерять уже найденную работу, помешали мне заняться поиском работы по специальности.  Это, скорее всего, и была одна из ошибок, совершенных мною в первые годы жизни в Израиле. Что касается нашего нынешнего материального положения, безусловно, я им не удовлетворена, но что есть, то есть. Не унываю!Язык. Ивритом владею разговорным или, как здесь говорят, базарным. Могу объясниться в магазине, больничной кассе, в банке и т.д. На работе общаюсь, в основном, на русском языке, т.к. основной контингент нашего предприятия - русские иммигранты вроде меня. Документы на иврите, с которыми приходится работать, читаю и понимаю, естественно. Телевидение, книги, интернет –только на русском. Иногда телевидение и радио слушаю на иврите, но, это к сожалению редко.


Репатриация, безусловно, это, и новые знакомства, и новые друзья. У меня - это русскоязычные люди из стран бывшего СССР. Соседи у меня - израильтяне-старожилы. Общаюсь с ними исключительно по-соседски, но не более. Кроме политики, погоды, цен в супермаркете, мелких соседских проблем - общих тем у нас нет. Свободное время провожу с семьей, тем более, что за время пребывания в Израиле моя семья увеличилась (дочь вышла замуж). Иногда встречаемся с друзьями и знакомыми, отмечаем праздники.Как изменился мой взгляд на мир? Безусловно, он меняется параллельно с изменениями в мире и жизнью в Израиле. После начала интифады, а особенно, после Второй Ливанской войны, полностью перевернулся мой взгляд на положение на Ближнем Востоке. Сегодня все политические события воспринимаешь  с позиций израильтянина. А что касается привычек, то они естественно меняются, согласно нашему новому быту, календарю, климату и возрасту. По-другому одеваемся, едим и отдыхаем.Чувствую ли я себя полноправной израильтянкой? Наверное нет. Только общаясь с людьми, живущими сейчас в странах бывшего СССР, ощущаешь разницу между нами, как в бытовом, так и в социальном смысле. Создается впечатление, что в бывшем СССР глобально ничего не изменилось, в то время как мы прошли большой путь. Прошлое свое, конечно же, вспоминаю, особенно счастливые моменты нашей жизни доперестроечного периода. Но последние годы жизни на Украине ассоциируются у меня с каким-то мрачным временем, поэтому вспоминать о них не люблю. Безусловно, общаюсь со своими родными и друзьями, живущими в России и в Украине, однако, если честно, все меньше остается общих тем, только воспоминания. Особенно разнится жизнь наших детей, начиная с учебы, службы в армии, работы. Мне, конечно же интересно положение в Украине и России, поскольку там проживают мои родные, однако я не приезжала туда за годы репатриации.Как живут мои знакомые в других странах? У нас есть знакомые, переехавшие из Израиля в Канаду и США. Сравнивать их уровень жизни с нашим для меня затруднительно. Во-первых, эти люди моложе нас на 10 и более лет; во-вторых, я никогда не бывала у них в гостях, чтобы воочию увидеть разницу, ну, а в-третьих, меня совершенно не прельщает возможность сравнивать чью-то жизнь со своей. Мне это не интересно, да и не этично по моему этим заниматься.Еврейство. Не могу сказать, что жизнь в Израиле сильно повлияла на мою еврейскую идентификацию. Скорее, это произошло еще в Украине, когда моя дочь побывала в еврейском лагере. Наверное, благодаря израильским воспитателям из еврейского лагеря, той информации об истории Израиля и мирового еврейства, что она принесла в дом, произошел какой-то перелом в осознании себя частью еврейского народа. Относительно роли религии в обществе мне судить трудно, как человеку нерелигиозному. Вероятнее всего, у меня не хватает знаний об иудаизме. Я выросла в стране, где религия, а точнее, церковь, была отделена от государства. Мне кажется, что это правильно.Положение с безопасностью. Хочется надеяться на мир на Ближнем Востоке, но когда смотришь репортажи из Газы, Ливана, Египта, Сирии - нашего арабского окружения, становится непонятно с кем можно и нужно вести мирные переговоры. Я очень обеспокоена безопастностью в Израиле, невозможно привыкнуть к терактам, интифадам, войне, ракетам, падающим на города нашей страны. Безусловно, это оказывает влияние на жизнь и мою и моих близких и друзей. В такие моменты обостряются все ощущения, мысли, переживания, но человеку свойственно верить в лучшее - иначе и жить-то невозможно.


Несколько слов о моем муже. Он репатриировался в Израиль в возрасте 42 лет. Сначала поработал несколько лет на заводе в кибуце, потом решил открыть небольшое дело, связанное с ремонтом помещений. Опыт у него уже был, т.к. в последние годы нашей жизни в Украине он занимался именно этим. Предприятия практически не работали; инженеры, да и люди других специальностей, вынуждены были искать иные пути выживания. Надо сказать, что в годы работы на кибуцном заводе, иврит у моего мужа практически никак не улучшался. Опять же, работа и общение были в основном только с "русскими". Иврит разговорный заметно улучшился, когда муж начал работать самостоятельно, общаясь с клиентами и поставщиками. Наша дочь имеет вторую степень по реабилитационной психологии и работает в отделении психиатрии. Работа ее связана с исследованиями, а также на полставки она работает в поликлинике с пациентами-аутистами. Надо сказать, что за время работы наша дочь прошла несколько курсов по повышению квалификации, как в больницах в Центре, так и в Иерусалимском университете. Ее муж, наш зять, закончил отделение младшего инженера по электричеству, работает в техническом отделе компании. Я уже писала, что не люблю оглядываться назад. Безусловно, анализируя прошлое, я нахожу в нем как ошибки, так и успехи. Но мыслей о возврате в Украину у нас никогда не возникало. Жизнь в Израиле бежит, нужно успевать быть в тонусе, а это значит не позволять себе отчаиваться.Дети - это, наверное, наиболее важный аспект нашей жизни. На сегодняшний день я довольна образованием и работой своей дочери и зятя. А вот системой среднего образования в Израиле я не довольна. Судить, наверное, могу лишь частично ,т.к. моя дочь приехала в страну в возрасте 15,5 лет. Я не понимаю систему образования в школе, когда в начальных и средних классах не требуют от детей выполнения уроков и, на мой взгляд, не прививают им желание и привычку трудиться. Что касается службы в армии Израиля, сегодня я могу сказать, что это укрепило моих детей, они стали взрослыми людьми, которые самостоятельно могут решать свои проблемы. Будущее моих детей – семьи дочери. Если они решат уехать жить куда-нибудь в другую страну, я не буду препятствовать им - у нас в семье это не принято. Хотелось бы, чтобы  - если уезжать в другую страну - то работать там специалистами, а не бежать, как мы, в поисках лучшей жизни. На сегодня, они нашли себя в Израиле.


0 Comments