Back to Written Stories

image of author

Размышления о Жизни в Израиле

Sergey Boim's story posted on March 18, 2013 at 6:03 pm. Sergey emigrated from Evpatoriya, Ukraine to Bat-Yam, Israel in 2000

Я приехал в Израиль в 2000 году. В 44х летнем возрасте вместе с женой сыном, дочерью и родителями жены. Мы живём семьёй в 6 человек.


     Переехали из Украины г. Евпатории в г. Бат-Ям; здесь же и живём по сей день. Этот город был выбран нами по совету маклера, к которому мы обратились, когда начали искать квартиру на съем. Он посоветовал нам именно Бат-Ям, так как этот городок чем-то напоминает Евпаторию. Он небольшой в нем есть доступ к морю; и к тому же, по словам маклера, в нем проживало много русскоязычных людей. А это не мало важный фактор для людей, которые не знают языка.


     На Украине я закончил среднюю школу, потом профессиональное училище. В восемнадцать лет ушёл в армию. Служил на Дальнем Востоке два года, после армии уехал на всесоюзную молодёжную стройку в Сибирь. Работал в Сибири на стройке, работал и в лесу на лесоповале. После Сибири вернулся в Крым, где работал в сельском хозяйстве на тракторах. Через несколько лет устроился в пожарную охрану. Работая там, я был направлен в 1986 году в Чернобыль, где был ликвидатором последствий аварии на ЧАЭС.


     На Украине у меня много родственников и друзей. Я занимался спортом, мы жили в собственном доме, у нас был автомобиль. Жили в достатке, растили сына и дочь. У меня была хорошая работа. Недоволен был только изменением в стране после  распада СССР. Сразу начались проблемы буквально во всем, и на работе, и на улицах, и в магазинах - словом начался хаос.


     В начале 1990х гг. о переезде в другую страну не было и мыслей, уж тем более в Израиль, но стечением времени и изменением обстоятельств мы все таки переехали.  Лично мне решение принять было нетрудно. Я знал, что не хочу провести старость на Украине и не хотел, чтоб там жили мои дети. Я был уверен, что в Израиле меня ждет более достойная пенсия с более высоким уровнем жизни. То что я обнаружил, приехав, оказалось, конечно же, не тем что я ожидал. Взять, например то, что пенсионный возраст в Израиле намного выше, чем на Украине. Мне придется еще работать много лет, а на Украине я бы давно был на пенсии.


     Моей жене и теще было намного сложнее принять решение о переезде. Жена не хотела терять должность - она была главной медсестрой городской больнице. К тому же она ни при каких условиях не была согласно оставить мать, а та в свою очередь не хотела переезжать, потому что вторая ее дочь в Израиль не собиралась. Так образовался замкнутый круг. Когда сестра моей жены пообещала тёще, что со временем переедет и она, теща согласилась, и тогда лед тронулся.


     Право на репатриацию мы получили с первого раза, препятствий не было, так как моя жена чистокровная еврейка. Я по национальности украинец и смог репатриироваться только благодаря ей.


     Естественно, я представлял Израиль другим и по приезде многое удивляло. Например, в первые же дни пребывания в Израиле я увидел ту же картину, что и в Украине - людей на перекрёстках с пластиковыми стаканчиками для сбора денег и нищих, сидящих и лежащих на тротуарах в Тель-Авиве. На Украине мы представляли себе Израиль как развитую и прогрессивную страну, но в некоторых областях это оказалось не так. Мы убедились со временем, что и тут проблем хватает, причем проблемы эти очень похожи на те, от которых мы пытались убежать. Проблемы в основном финансовые, усугубляются также незнанием иврита,  к примеру неспособностью помочь дочери в учебе, и так далее.


     В то же время, мы были довольны, что в Израиле нас сразу поставили на учёт в больничных кассах - это большой плюс. К такому качественному медицинскому облуживанию мы не привыкли и были приятно удивлены.


     Вписаться в новое общество было очень трудно. Здешняя культура, а вернее ее отсутствие, поражают меня по сей день. Я, конечно, постепенно привык, но все же не понимаю, как можно быть такими безалаберными, некультурными и порой даже беспардонными. Мне часто приходится находиться за рулем по работе и по домашним делам, и скажу, что это бескультурье и наглость проявляются особенно явно на дороге - я думаю ни в одной стране (культурной) такого не происходит. Израильтянин ни за что не уступит другому водителю, будет гудеть и ругаться, отстаивая свои права. Недаром столько аварий и погибших на наших дорогах.


     Полной неожиданностью для меня явился тот факт, что моей дочери, приехавшей в 10 лет, в школе не предоставили никакой помощи с ивритом. Она возвращалась домой в истерике, потому что не понимала о чем говорят в классе. Она была отличницей на Украине, и ей было трудно принять тот факт, что она сидела в школе без дела и не могла учиться. Я с женой тоже ничем помочь ей не могли. Мы решили нанять ей преподавателя по ивриту, с которым она занималась несколько раз в неделю. Этот поступок я считаю одним из самых правильных сделанными нами. Без учителя она бы конечно иврит выучила, но на каком уровне не- понятно, и отстала бы сильно в учебе.


     Вспоминаю с улыбкой, какими беспомощными мы были в первые дни и месяцы жизни в Израиле из-за незнания языка. Смешная история случилась в первый часы после нашего прибытия в Бат-ям. Как только мы переехали на съёмную квартиру, я, не запомнив адреса  и не взяв документов, вышел на улицу и сразу заблудился, не зная как вернуться домой и не имея возможности спросить... Все дома и подъезды казались одинаковыми. Проблуждав с полчаса по улице, я заметил калитку двора, которая почему-то мне запомнилась, и по ней я нашёл свой дом. 


     На работу по специальности в пожарную охрану устроиться оказалось невозможно. Когда мы приехали, я узнал, какие там требования. Мне сказали что, несмотря на мой опыт, у меня нет шансов туда попасть: во-первых, из-за возраста, во вторых потому что я не еврей, а в-третьих потому что не служил в армии, ну и конечно же проблема с ивритом. Мне пришлось подтвердить права и искать работу водителем; также сделал права на вождение грузовика. Эта профессия была выбрана, потому что я увидел, что есть большой спрос, и работу водителем найти можно всегда. В первые месяцы устроиться было очень трудно, даже с израильскими правами приходилось работать на временных работах не по профессии. Везде требовался израильский стаж и знание дорог, но находясь в стране 8 месяцев, из них 5 учёбы в ульпане по ивриту, ни стража, ни знаний дорог естественно не было. Хорошо, что нашёлся человек , бывший земляк, который принял меня на работу. Я проработал несколько лет на кондитерской фабрике, выпекающей торты, предназначенные для русскоязычного населения – доставлял их магазинам и заказчикам.


     Моя жена по специальности медсестра. После окончания ульпана по изучению иврита она работала сиделкой у пожилых людей. Эта работа очень трудная и мало-оплачиваемая. Ей, конечно же, было нелегко принять то, что она, отработав 20 лет старшей медсестрой, работает в Израиле не по профессии даже, можно сказать, на черной работе. Мы всей семьей уговаривали ее попытаться подтвердить диплом. Она поначалу не хотела, говорила, что в ее возрасте это уже невозможно. Однако нам удалось ее уговорить. Во время учебы она немного подрабатывала, ухаживала за старушкой. Но в основном все время посвящала учебе, потому что это действительно было сложно. Она училась в медучилище много лет назад и поэтому многое уже не помнила, например датинские термины, а также не знала израильских названий лекарств.


     Подтвердив диплом, она устроилась в дом престарелых и проработала там  8 лет медсестрой. Правда медсестрой практической, так как для подтверждения ее уровня нужно было сдавать экзамены и учиться еще долгое время. На это она уже не пошла. В доме престарелых ее работа оплачивалась не очень хорошо – она зарабатывала чуть больше минимума. Но выбирать место работы поначалу не приходилось, потому что везде требовался израильский опыт. Спустя 8 лет жена все-таки решилась поменять работу. Нужно заметить, что не по собственному желанию, а из-за постоянных замечаний дочери, что пора искать более высокооплачиваем работу. На данный момент жена работает медсестрой в больнице. Эту работу, конечно же, нельзя сравнить с той, которая была в доме престарелых. Во-первых, в больнице засчитали ее украинский стаж, что само по себе уже приятно. Во вторых, зарплата благодаря стажу стала примерно в 2.5 раза больше. Единственное, чем жена недовольна, это отношением к ней персонала, у которых есть диплом на ступеньку выше. Она рассказывает, что они относятся без уважения к таким бывшим советским медсестрам, как моя жена.


     Я все же очень доволен тем, как устроилась моя жена. На сегодняшний день она получает зарплату больше моей;  работает в государственной больнице с лучшими условиями. У нее будет хоть небольшая, но пенсия, а не только пособие от министерства соцобеспечения (битуах леуми). Моя жена жизнью в Израиле в принципе довольна, только вот скучает по друзьям, коллегам и родственникам, которые остались на Украине.


     Иврит я выучил на среднем уровне, но без общения с уроженцами страны не закрепляются знания полученные в ульпане, а наоборот только теряются. На работе с ивритоговорящими сотрудниками я общаюсь только процентов на 30. Ведь на самом деле, на таких работах как я, в основном русские олимы (репатрианты) работают - израильтяне ищут работы более легкие.  А друг с другом мы конечно говорим по-русски.


     Телевидение и СМИ предпочитаю на русском языке, так легче понять, слава богу хватает и телеканалов и радиостанций. Друзей настоящих в Израиле найтись не удалось, но у меня много знакомых - с ними общаюсь и по работе и на досуге. Общение всегда происходит исключительно на русском языке. Я считаю, что в таком возрасте уже и не может быть по-другому. Наши интересы и взгляды на жизнь не совпадают с израильтянами, да и иврит не позволяет настолько свободно общаться, чтоб заводить друзей из числа местных уроженцев.


     Поначалу я поддерживал связь с друзьями и близкими на Украине не- часто, так как интернета не  было, а звонки стоили дорого. Писать письма постепенно перестали. Когда появился интернет и скайп, появилась бесплатная возможность поддерживать связь с друзьями и родственниками в различных городах и странах. На сегодняшний день я переговариваюсь  друзьями и близкими на Украине, в России и в других странах практически ежедневно.


     Мои привычки и образ жизни не изменились и взгляды на мир остались прежними: как не любил несправедливость там, так и придерживаюсь этого мнения здесь. Кроме того, в Израиле приходится часто быть начеку – местные люди необязательные, часто обманывают и пользуются наивностью новичков, плохо знаюших язык и местные законы.


     Я никогда не чувствовал себя здесь полноправным жителем и наверно никогда этого не будет, потому что коренные израильтяне постоянно напоминают, что ты чужак - хотя большинство также не родились в стране, а приехали из других стран, просто лет на 20 раньше. Я много раз сталкивался с ситуациями, когда меня не брали на работу, потому что я не еврей, например, в пожарную охрану и на оружейный завод. Это лишь еще больше укрепляет мое ощущение, что это не моя страна.


     Я себя считаю просто работающим человеком в этой стране и пытаюсь внести посильный вклад своим трудом и содержать семью, и не важно кто я по национальности. Я не националист и об этом не думаю, есть в жизни вещи более важные.


     Ситуация с безопасностью в Израиле конечно беспокоит, и привыкнуть к этому просто невозможно. Все жители страны, в том числе и я, надеемся на лучшее будущее, если не наше, так наших детей и внуков.


     Мой сын служил в Израильской армии 3 года, после службы заключил контракт с армией и служил на границе. После этого работал несколько лет на гражданке. Дочь тоже отслужила два года, а сейчас учится в университете. Я доволен и горжусь своими детьми, потому что они здесь в образовании даже превосходят коренных израильтян, несмотря на то, что им это тяжелее дается из-за понятных всем причин. Я рад, что дочь получит высшее образование и не будет работать на уборке или официанткой. Ну а если кто-то из детей захочет уехать в другую страну - это их право на поиски лучшей жизни.


Я знаю многих молодых людей в возрасте моего сына и дочери, которые были вынуждены брать ссуды на учебу и на приобретение жилья. Такие ссуды обрекают их на финансовую зависимость на многие годы. Эти дети делают это не потому, что им так нравится, а лишь потому, что их родители не могут поддержать их финансово в начале их пути. Я бы хотел, чтоб государство принимало больше участия в жизни нашей молодежи после армии и учебы.


     Мой друг уехал в Канаду, прожив в Израиле около 8 лет. Рассказывает, что живёт там намного лучше, чем жил в Израиле. Это несмотря на то, что и в Израиле и в Канаде он устроился на ту же работу, водителем. Зарплата водителя в Канаде позволяет поддерживать уровень жизни выше, чем доступно водителю в Израиле. Я думаю, что во многих странах положение примерно то же, и жизнь намного проще, чем в Израиле.


     Свой уровень жизни я оцениваю балов на 50 по сравнению с другими людьми, приехавшими сюда. Всё зависит от конкретного человека, его семейного положения, характера, наличия знакомых, приехавших в Израиль раньше, от знания языка, и самое главное от возраста и здоровья. В общем я не жалею, что приехал в Израиль, хотя конечно скучаю по родным и друзьям, оставшимся на Украине. Своё прошлое я никогда не забываю, ибо без прошлого нет будущего. Мне нечего стесняться в прошлой жизни, и поэтому я не пытаюсь ее забыть.


     К сказанному я хотел бы добавить пожелание: хотелось бы, чтобы у нас в стране уделялось больше внимания молодёжи, которая начинает свой жизненный путь после сдужбы в армии и окончания учебы. Это в первую очередь, а лишь потом поднимать зарплаты министрам и депутатам, у которых и так заработные платы заоблачные. Я знаю очень много именно молодых людей из б. СССР разочаровавшихся; они хотят как можно скорее уехать в другие страны именно по этим причинам.


0 Comments