Back to Written Stories

image of author

ЛЕКЦИЯ В ОРГАНИЗАЦИИ ПО ПЕРЕРАБОТКЕ БЕЖЕНЦЕВ

Alexander Antonovich's story posted on September 24, 2009 at 10:57 am. Alexander emigrated from Moscow, Soviet Union (USSR) to New York, United States in 1981

(Отрывок из повести, героиня которой – Катенька – только что приехала одна в Нью-Йорк. Муж потерялся в пути.)

В комнате возник компактный человечек, с папкой бумаг, маленьким канделябром и коробочкой свечек в руках.

– Шалом! – сказал он настороженно оглядываясь.

– Шалом-Алейкум! – громко и неожиданно для себя ответила Катенька, за что человечек посмотрел на нее с благодарностью и понимающим осуждением.

Он сел за стол и начал перекладывать бумажки, явно ожидая наступления почтительной тишины.

Тишина, однако, не наступала.

– Америка страна эмигрантов! – неожиданно закричал лектор и гордо оглядел сидящих, которые испуганно умолкли. – Вы попали в котел, в котором варится новая нация!

Катеньке почему-то пришел на ум котел под Курском или Сталинградом, одним словом, что-то связанное с фашистскими захватчиками. Но додумать эту мысль она не успела.

– Да, в котел! – мстительно повторил лектор, – и вы будете вариться в нем, как варятся уже сотни лет беженцы многих других национальностей, в результате чего получается удивительный бульон, называемый американским народом. Скорее даже не бульон, а суп, причем суп наваристый и очень полезный для... – лектор замялся, – ...всего человечества, – подумал и добавил – борщ. Знаете, такой кошерный борщ... С мясом. – уточнил он и вновь замолк.

Тут Катеньке уже послышалось что-то сказочное, о чем она когда-то читала своей детсадовской группе: „покатаюся-поваляюся иммигрантского мяса поемши!"

Покормить бы его – ни с того ни сего подумала она, увидев как лектор облизнулся. – Голодный видать.

Тут она вспомнила, что почти неделю никого кроме себя не кормила и ей стало грустно.

– …но при всем этом мы не должны отрываться от основ! Вариться, но не вывариваться! Мы должны хранить. Беречь. И, конечно, свято соблюдать законы. Есть святое. Что никак. Никаким образом. Никогда. Это все должны понимать! Вы понимаете?

Народ обреченно кивал головами – вариться, так вариться. А если можно еще и не вывариваться... Все были готовы к худшему.

– А теперь давайте поговорим о теме нашего семинара: „Различие наших культур". Как вы понимаете, речь идет не о различии между моей культурой и вашей, отнюдь – тут не о чем и говорить. Речь идет о том, что мы, воспитанные на Пушкине, Державине, Ломоносове и... допустим, Мандельштаме...

– Да.., – дружно закивал народ. – Воспитанные.

¬ – ...мы не можем говорить на одном языке с американцами на равных...

¬ – Ой, не можем!.. – простонала бабушка из третьего ряда.

– ...наш бэкграунд нам этого просто не позволяет. У них другие ценности и тут мы должны пойти им навстречу. Иного пути у нас нет. И у них тоже. Не нужно отчаиваться. История нашего народа ясно говорит, что...

С предельным вниманием слушала эту речь Катенька. Этот человечек был ей чем-то очень приятен. Своей щегольской неухоженностью что ли. Дыбок редких волос не скрывал лба мыслителя, а даже как бы подчеркивал его наличие.

– ...и вы знаете, что интересно, – донеслось до Катеньки. – что когда мы вышли из Египта...

„По всему миру поездил", – с доброй завистью подумала Катенька и мысленно перенеслась в сказочную Заграницу, на которую Америка почему-то вовсе не была похожа. Она оставалась в своем прекрасном видении довольно долго, и поэтому основная часть лекции прошла мимо нее, оставив в изумленной памяти только обрывки фраз:

...ну если уж мы будем говорить честно, то обмануть можно...
Моргидж это великая вещь...
...иншуренс вас не покроет. И не надейтесь!
...берегитесь харасмента!..
Остается одно – вешаться. Но это неправильно! современная цивилизация предлагает...
...достойными гражданинами и гражданками этой великой страны! 

„Умный какой. – тихо думала Катенька. – как все понятно объясняет...(никогда этого Харасмента на порог не пущу, пусть хоть из самого правительства будет. Мент и есть мент...)"

Когда различие культур стало для всех настолько очевидным, что лекция закончилась, Катенька подошла к лектору и прямо и честно сказала:

– У меня вопрос есть.

На бедного лектора со всех сторон наседали разнообразные люди с требованием камилавок, восьмой программы, дополнительного вспомоществования и вызовов для оставшихся, но он почему-то выделил из всей этой азиатской толпы Катеньку и сказал:

– Какой?

– Как мне мужа найти? – спросила она.

– Законного? – весь подобрался лектор.

– Конечно.

– Это зависит... – произнес он глубокомысленно и обратился к наседающим на него людям.

До Катеньки долетали обрывки вопросов и ответов, в которых она совершенно ничего не понимала.

– Зачем вам три кипы? Вы же не змей Горыныч, а еврей.

– А дядя? 

– И дядя – еврей.

– А если муж, то это тоже – херасмент?

– Это от того – чей муж, – со знанием дела отвечал человечек. – Это зависит... – и опять не закончил свою мысль.

Катенька поняла, что больше ей здесь делать нечего и направилась к выходу. 

– Подождите! – донеслось сзади. – У вас очень серьезный вопрос!

Она обернулась.

Стряхивая с себя последнего клиента, к ней спешил лектор.


0 Comments